"И О ВОЙНЕ ТОЙ ПЕСНЯ РАССКАЗАЛА"

Пронзительной и драматичной песни «Враги сожгли родную хату» могло бы не быть. Зародилась она из стихов, долго была запрещена. Широкой популяризации эта песня обязана Марку Бернесу.
История создания песни
В 1945 году наконец-то закончилась тяжёлая Великая Отечественная война. Тогда погибло не только множество военных, но и мирных граждан. Когда отслужившие мужчины возвращались в родные села и деревни, то иногда на месте своих домов находили лишь пепелища.
Также и герой песни, придя домой, он не нашёл не только родных стен, но и жену, детей. Все они погибли во время войны.
Всё это в 1945 году описал в своём стихотворении поэт Михаил Исаковский. Оно называлось «Прасковья». Такое имя было у жены главного героя произведения. Именно к этой женщине обращается пришедший с фронта солдат.
Произведение Исаковского было опубликовано в одном из журналов в 1946 г.
Когда это стихотворение прочёл поэт Александр Твардовский, он показал его композитору Матвею Блантеру. Твардовский уже тогда понял, что из этих строчек может получиться замечательная песня.
Матвей Блантер также проникся этой идеей, сочинил не менее проникновенную музыку, которая прекрасно легла на уже готовые строчки.
Сначала поэт Твардовский не верил в то, что получится песня, так как он считал, что строки слишком длинные для того, чтобы стать музыкальным произведением. Но затем поэт изменил своё мнение, когда услышал итоговый вариант песни.
Когда она была готова, осталось представить её широкой публике. В то время одним из самых популярных средств информации было радио. Ведь при помощи него люди узнавали новости, слушали концерты, различные передачи. Телевизоров тогда почти ещё ни у кого не было.
Когда поэт и музыкант принесли своё творение на радио, то им сказали, что не могут пропустить эту песню в эфир.
Ведь в послевоенные годы в стране старались поддерживать победное и бравурное настроение. А произведение «Враги сожгли родную хату» даже высокие чины могли слушать только со слезами на глазах. Один из них сказал, что эта песня распространяет пессимистические настроения. А в то время не хотелось бередить незаживающие душевные раны народа, некоторые хотели поскорее забыть то горе, которое принесла с собой война.
Второе рождение
Быть может, эта песня так и осталась бы лежать на полке, но ее услышал Марк Бернес. Этот актёр и певец исполнил это лирическое произведение на одном из концертов, который проходил в Лужниках. Конечно, он рисковал, так как не знал, какова будет реакция властей и народа.
Но присутствующих на этом концерте песня тронула за живое, запала в душу. На том концерте было 14000 зрителей. Практически все они поднялись уже после первых строчек и в таком положении слушали «Враги сожгли родную хату». Когда смолкли последние аккорды, раздались бурные овации. Композитор, поэт и певец смогли донести идею этого творения до сердец советских людей.
Потом песня стала еще более знаменитой, когда её исполнили на программе «Голубой огонёк», который проходил в 1965 году. Эту телепередачу показывали по телевизору. Маршал Василий Чуйков попросил включить в программу это произведение.
Тогда песня стала знакома буквально всем, так как в то время телевидение стало большим средством массовой пропаганды.
С тех пор песню «Враги сожгли родную хату» исполнил не только Марк Бернес, но и другие знаменитые актеры и певцы.

Марк Бернес Враги сожгли родную хату

Михаил Исаковский
Враги сожгли родную хату

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя — мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол,-
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил — солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.