Валерий Гузеев

ФАШИСТЫ В ПРИВОЛЬЕ*


Я не вычитал это в романах.
В детстве видел не в снах, наяву -
Черепа и скелеты в канавах
Злых фашистов, убитых в войну.
Не прощу я им пролитой крови.
Их не звали в Россию с мечем.
Не прощу и сожженного крова-
Бабы, дети в войне не при чем.
Мародеры разрыли могилы,
Разбросали мослы тех вояк.
Для кого-то они и кумиры,
Для меня лишь гниющий костяк.
Вы бы видели рожи при жизни-
Просто звери в обличии людей.
Кровожадные, злые, тупые
И во взоре желание- «Убей!»
Коротка их в России дорога.
Под Воронежем пал « молодец».
Россиян уничтожили много;
Но и сами нашли свой конец.
Сотни тысяч зверей- оккупантов
Поглотила Донская вода:
Итальянцев, румын, венгров, немцев- «гигантов»
По затонам укрыв навсегда.
Пусть арийский им бог все прощает,
А от Русских не ждите пощад.
Молодежь о войне мало знает,
Может к лучшему? Я же не рад.
Коль забудем, все вновь повторится.
У России немало врагов.
Пусть война людям даже не снится,
Но солдат к бою вечно готов!


*(деревня в Семилукском районе Воронежская области)
         
июнь 2018 г.




900 дней


Блокада- девять сотен дней кошмара.
Как выжили? Здесь трудно описать.
Бомбежки, канонада и пожары.
И разумом все это не понять.

Был метроном подобен камертону-
Чеканно ритмы сердцу задавал.
Ритм, подчиняясь приказному тону,
Усталой кровью пульс их наполнял.

И Ольга- поэтесса Ленинграда,
По радио, как строгий старшина
Была для всех опора и отрада;
Не позволяла духом пасть она!

Вот так и жили, будто под гипнозом-
Бомбежка, холод, голод, ночь без сна,
Но воля не подвержена морозам.
Работали, чтоб выжила страна.

Ходили люди медленно, как тени.
Упавший, обессилев, встать не мог.
Не мог подняться даже на колени.
Голодный обморок здесь «подводил итог».

Но ленинградцы, будто исполины
Плечом к плечу стояли до конца
И вынесли все ужасы годины
Достойны вы лаврового венца!

И выстоял непокоренный город.
Геройский подвиг совершил народ.
Все перенес: мороз, обстрелы, голод
Как в сказке феникс город восстает.


январь 2019 г.