26 апреля 1945 года, 1405-й день войны

Начался третий, заключительный этап Берлинской операции: советские войска начали рассекать и уничтожать окруженные группы немецких войск. От Берлина отсечена Потсдамская группировка противника. Советские войска заняли уже три четверти Берлина.

Войска 2-го Белорусского фронта форсировали Одер и овладели главным городом Померании и крупным портом Штеттин. Это – третий по значению морской порт Германии и крупный промышленный центр. В нем имеются большие судостроительные верфи, автомобильные, металлургические и машиностроительные заводы. Вражеские летчики сбросили в Одер сотни плавучих мин, стараясь взорвать наведенные мосты. Вылавливая немецкие мины или расстреливая их в воде, советские саперы предотвратили эту угрозу. Группы немецких диверсантов в водолазных костюмах пытались подобраться к мостам и взорвать их. Гитлеровские лазутчики были своевременно обнаружены и обезврежены. Сосредоточив на западном берегу Одера крупные силы, наши войска перешли в наступление и прорвали сильно укрепленную оборону немцев. Противник спешно перебросил в район боев свежие резервы, но не смог сдержать стремительного натиска советских частей. В ходе боев только на подступах к городу Штеттин уничтожено более 3 тысяч немецких солдат и офицеров.

70-я армия прорвала оборону противника на реке Рандов. 49-я армия вышла на западный берег Вест-Одера и ударила во фланг и тыл оборонявшегося на этом участке противника.

Войска 1-го Белорусского фронта продолжали вести уличные бои в Берлине. 1-я гвардейская танковая армия в результате ожесточенных боев за день овладела 30 кварталами города Берлин. 5-я ударная армия очистила от противника более 80 кварталов. В северных районах Берлина советские пехотинцы и танкисты очистили от гитлеровцев Тегельский лес, заняли военные казармы и на широком фронте вышли на северный берег канала Берлин – Шпандауер Шиффартс. Мощными ударами советские артиллеристы и летчики подавили немецкие батареи, установленные в Фолькспарке на южном берегу канала. Под прикрытием артиллерийского огня наши войска переправились через канал и завязали бои в заводском районе Сименсштадт. Немцы, засевшие в полуразрушенных зданиях заводов Сименса, оказывали отчаянное сопротивление. Наши штурмовые группы заняли завод распределительных устройств, завод динамомашин и ряд других предприятий. К исходу дня советские части овладели районом Сименсштадт и вышли к реке Шпрее. В восточной части Берлина войска фронта, расширяя плацдарм за рекой Шпрее, сломили упорное сопротивление противника и овладели Герлицким вокзалом и товарной станцией.

3-я ударная армия вышла к каналу Фарбингдус, форсировала его, но после ряда контратак противника оставила плацдарм.

Войска 1-го Украинского фронта вели уличные бои в юго-западной части Берлина. Наша пехота днем и ночью штурмует кварталы города, выбивая немцев из укрытий. Пехотинцев активно поддерживают артиллерия и танки, подавляя огневые точки и разрушая узлы вражеского сопротивления. Советские части ворвались на улицы городского района Далем и после упорного боя овладели территорией Ботанического сада, шестью станциями метрополитена и казармами артиллерийского полка. К исходу дня район Далем был полностью очищен от войск противника. На одном участке немцы предприняли контратаку, но, потеряв сотни солдат и офицеров убитыми, поспешно отступили.

3-я гвардейская танковая армия овладела всем районом берлинских пригородов Шмаргендорф и Рейгау и вышла к станции Шмаргендорф круговой железной дороги.

24–26 апреля на выручку берлинскому гарнизону попытались пробиться части немецкой 21-й танковой дивизии, действовавшие на фронте Кенигсвустер-Хаузен, Миттенвальде. Наступление было отражено частями 3-й гвардейской танковой армии и 28-й армии.

Утром 26 апреля окруженные к юго-западу от Берлина войска немецкой 9-й армии попытались прорваться в район Луккенвальде, навстречу с наступающей с запада немецкой 12-й армией. Противник нанес удар в стык 28-й и 3-й гвардейской армий и прорвался к городу Барут. Здесь он был остановлен 395-й дивизией 13-й армии, а затем контратакован частью сил 28-й, 3-й гвардейской и 3-й гвардейской танковой армий.

И.С. Конев: «Бои в Берлине потребовали большого искусства от начальников, непосредственно организовывавших бой на своем участке. Прежде всего, от командиров полков и батальонов: нашими штурмовыми группами чаще всего руководили именно они.

Продвижение советских войск затруднялось еще рядом обстоятельств. В Берлине, особенно в центральной его части, было много специальных железобетонных убежищ. Самые крупные из них представляли собой надземные железобетонные бункера, в которых мог помещаться крупный гарнизон от трехсот до тысячи солдат. Отдельные бункера имели по шесть этажей, высота их доходила до тридцати шести метров, толщина покрытий колебалась от полутора до трех с половиной метров, а толщина стен, один-два с половиной метра, была практически недоступна для современных полевых систем артиллерии. На площадках бункеров обычно находилось несколько зенитных орудий, работавших одновременно и против авиации, и против танков, и против пехоты.

Эти бункеры являлись своеобразными крепостями, вписанными в систему обороны внутри города, и насчитывалось их по всему Берлину около четырехсот. В городе было также настроено много железобетонных колпаков полевого типа, где могли сидеть пулеметчики. Наши солдаты, ворвавшись на площадь или территорию того или иного завода, фабрики, сплошь и рядом сталкивались с огнем, который немцы вели из таких железобетонных колпаков. Берлин имел также много зенитной артиллерии; и в период уличных боев она сыграла особенно большую роль в противотанковой обороне. Если не считать фаустпатронов, то большинство потерь в танках и самоходках мы понесли в Берлине именно от зениток врага.

Во время Берлинской операции гитлеровцам удалось уничтожить и подбить восемьсот с лишним наших танков и самоходок. Причем основная часть этих потерь приходится на бои в самом городе.

Стремясь уменьшить потери от фаустпатронов, мы в ходе боев ввели простое, но очень эффективное средство – создали вокруг танков так называемую экранировку: навешивали поверх брони листы жести или листового железа. Фаустпатроны, попадая в танк, сначала пробивали это первое незначительное препятствие, но за этим препятствием была пустота, и патрон, натыкаясь на броню танка и уже потеряв свою реактивную силу, чаще всего рикошетировал, не нанося ущерб».

В Берлине в бой по приказу Гитлера брошены школьники, даже 12-летние, целыми классами.

Вечером в бункер к Гитлеру прибыла одна из лучших летчиц Германии Ханна Райч, фанатично преданная фюреру. Она писала потом, что Гитлер почти вслепую метался от стены к стене с бумагами в дрожащих руках, затем внезапно останавливался, садился за стол, передвигал по карте флажки, обозначавшие уже не существующие армии. «Полностью распавшийся человек», – не могла не констатировать Райч.

Советские войска продолжают освобождать заключенных, находившихся в различных лагерях, расположенных возле Берлина. Их было все больше и больше. Многих военнопленных и иностранных рабочих освободили в районе заводов, в том числе и подземных, вокруг Котбуса: там их было немало.

В ходе Братиславско-Брновской наступательной операции 26 апреля 53-я армия 2-го Украинского фронта совместно с 1-й гвардейской конно-механизированной группой освободила город Брно.

Парторг батальона 17-го гвардейского стрелкового полка (3-й Белорусский фронт) лейтенант Василий Александрович Еремушкин (1903–1975) в числе первых в батальоне преодолел пролив, отделяющий порт Пиллау (Балтийск) от косы Фрише-Нерунг (Балтийская коса), с бойцами захватил плацдарм и отбил несколько контратак противника. За этот подвиг удостоен звания Героя Советского Союза. После войны жил и работал в Москве.

За 26 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 110 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 33 самолета противника.


​​​​​​​Сульдин А. В. Битва за Берлин. Полная хроника – 23 дня и ночи