20 апреля 1945 года. 1399-й день войны.

Берлинская операция

В район Берлина с Западного фронта переброшена 12-я немецкая армия генерала Вальтера Венка с жестким приказом во что бы то ни стало остановить советские части на подступах к городу.

* * *

20 апреля в 13 часов 50 минут, на пятый день операции, дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта, которой командовал генерал-полковник В.И. Кузнецов, открыла огонь по Берлину. Начался исторический штурм столицы фашистской Германии. В это же время 1-й дивизион 30-й гвардейской пушечной бригады 47-й армии, которым командовал майор А.И. Зюкин, также дал залп по фашистской столице.

* * *

Войска 1-го Украинского фронта вышли к первому кольцу обороны Берлина, обошли с запада коттбусскую группировку противника и прижали ее к реке Шпрее.

Наступление 1-го Украинского фронта с первого же дня развивалось более быстрыми темпами. С утра 17 апреля там были введены в дело обе танковые армии. В первый же день они продвинулись на 20–25 километров, форсировали реку Шпрее и с утра 19 апреля начали продвигаться на Цоссен и Луккенвальде.

Однако при подходе войск И.С. Конева к району Цоссена сопротивление со стороны противника усилилось, темп продвижения частей 1-го Украинского фронта замедлился. К тому же и характер местности затруднял танковой армии П.С. Рыбалко действия развернутым боевым порядком. По этому поводу командующий фронтом И.С. Конев передал генералу П.С. Рыбалко следующую радиограмму: «Тов. Рыбалко. Опять двигаетесь кишкой. Одна бригада дерется, вся армия стоит. Приказываю: рубеж Барут-Луккенвальде через болото переходить по нескольким маршрутам развернутым боевым порядком… Исполнение донести. Конев. 20.4.45 г.»

* * *

И.С. Конев:«Войска нашей главной ударной группировки наступали круглые сутки. Армия Рыбалко 6-м танковым корпусом (командир генерал-майор танковых войск В.А. Митрофанов) захватила город Барут – важный опорный пункт немцев на подступах к Берлину. В этот же день его танкисты вторглись в глубину так называемого Цоссенского рубежа обороны. Этот рубеж не только был одним из звеньев большого оборонительного Берлинского кольца – он имел значение сам по себе, и даже значение символическое. В центре Цоссенского укрепленного района, в глубоких подземных убежищах, уже давно размещалась ставка генерального штаба сухопутных войск германской армии. Здесь задумывались и планировались многие операции, отсюда осуществлялось руководство ими… Вряд ли немецкий генеральный штаб, приступая к выполнению «плана Барбаросса», предполагал, что четыре года спустя ему придется в срочном порядке очищать свою подземную штаб-квартиру в Цоссене. А покидали ее гитлеровские генералы и штабные офицеры с такой поспешностью, что им удалось затопить и взорвать лишь часть подземных сооружений.

В течение 20 апреля армия Рыбалко вела бои вокруг Цоссена и одновременно своими передовыми частями шла на север, к Берлину. За эти сутки ее части продвинулись на шестьдесят километров. Армия Лелюшенко, совершая в этот день более сложный маневр, заходя левым плечом на запад и встречая сильное сопротивление противника, особенно в районе Луккенвальде, тем не менее, тоже наступала в хорошем темпе и прошла вперед на сорок пять километров».

* * *

На 1-м Украинском фронте 20 апреля активно действовал 1-й кавалерийский корпус генерала Баранова, наступавший в общем направлении на Оттрант. Действовал, разумеется, вместе с танками, усиливавшими его пробивную способность. Конница показала, что при соответствующей обстановке и умелом управлении она способна с успехом действовать в глубине обороны противника. Другое дело, когда она напарывалась на сплошной фронт обороны, да еще в условиях угрозы с воздуха неприятельской авиации. Тогда коннице было тяжело. Но в Берлинской операции в воздухе уже целиком господствовала наша авиация.

Кстати, за Эльбой, там, куда должен был выйти Баранов, по полученным сведениям, находился один из наших крупнейших племенных конных заводов, вывезенный немцами с Северного Кавказа.

Советские танки стоят на городской улице во время подготовки к штурму Берлина

Попутно с другими более серьезными боевыми задачами, перед конниками была поставлена задача вести разведку специально на этот счет и, напав на след конного завода, непременно захватить его целым и невредимым. Баранов прекрасно выполнил и эту задачу – переправился через Эльбу в районе Ризы, нащупал следы конного завода, захватил его целехоньким. Впоследствии он возвратился на то самое место, откуда был угнан противником в 1942 году.

* * *

К.К. Рокоссовский:«Утром 20 апреля форсирование реки Вест-Одер началось почти одновременно на широком фронте всеми тремя армиями главной группировки 2-го Белорусского фронта. Форсирование происходило под прикрытием дымовых завес. Очень эффективной оказалась стрельба дымовыми снарядами и минами, разрывы которых лишали неприятельские наблюдательные пункты и огневые точки необходимой видимости.

Войска 65-й армии первыми приступили к форсированию реки. Почти одновременно с началом артиллерийской подготовки продолжительностью 45 минут, на воду были спущены все наплавные средства. В армии Батова было заготовлено много лодок легкого типа, которые уже оправдали себя при форсировании рек с заболоченными берегами. Они и здесь сыграли большую роль. Там, где было не проплыть из-за мелководья, пехотинцы легко переносили лодки на руках. Батову удалось быстро высадить на западный берег Вест-Одера большую группу пехоты с пулеметами, минометами и 45-миллиметровыми пушками. Этот десант усилил уже находившиеся здесь с ночи мелкие отряды. Сюда направлялись все новые эшелоны десантников. Теперь в ход пошли и паромы.

Жестокие бои разгорелись за дамбы на западном берегу. Нам они нужны были в качестве причалов и съездов, без которых не выгрузить на заболоченной местности тяжелую технику – танки и орудия, – прибывающую на паромах. Противник это понимал и всячески препятствовал захвату дамб. Как назло, густой утренний туман и дымы ограничили действия авиации, и она не могла помочь войскам, вклинившимся во вражескую оборону. Но с девяти часов утра погода резко улучшилась, и наша авиация заработала во всю свою мощь.

На западном берегу Вест-Одера бой становился все ожесточеннее. По мере накопления наших сил расширялся район действий. Захваченные нашими бойцами участки и объекты тут же закреплялись, и все попытки врага вернуть их успешно отражались. Вновь прибывающие подразделения расширяли плацдарм, вгрызаясь, именно вгрызаясь! – в оборону противника. Делалось это упорно, настойчиво, и все попытки врага остановить этот процесс были тщетны, хотя с его стороны следовали контратака за контратакой, одна отчаяннее другой.

Инженерные войска с помощью стрелковых частей приступили к наводке понтонных и паромных переправ. Им сильно мешали своим артиллерийским огнем вражеские корабли, появившиеся в проливе. С улучшением погоды ими занялись летчики Вершинина. Штурмовые и бомбовые удары с воздуха вынудили корабли уйти в море.

Уже к тринадцати часам на участке 65-й армии действовали две 16-тонные паромные переправы. К вечеру на западный берег Вест-Одера был переброшен 31 батальон с пятьюдесятью 45-миллиметровыми пушками, семьюдесятью 82– и 120-миллиметровыми минометами и пятнадцатью легкими самоходными установками (СУ-76). За день боя войска Батова заняли плацдарм свыше 6 километров шириной и до 1,5 километра глубиной. Здесь уже сражались четыре дивизии стрелковых корпусов К.М. Эрастова и Н.Е. Чувакова. Переправа войск на плацдарм продолжалась.

Бои были тяжелые, люди дрались геройски. Упорство, взаимная выручка и страстное стремление победить помогли им отразить все вражеские удары.

Большую помощь пехоте в боях на западном берегу оказывала авиация 4-й воздушной армии, совершившая в этот день 3260 самолето-вылетов».

Противник оказывал упорное сопротивление. За утро войска на плацдарме отбили свыше 16 вражеских контратак. Противник, пользуясь недостатком на плацдарме артиллерии, донимал нашу пехоту танковыми атаками.

* * *

За 20 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 120 немецких танков и самоходных орудий. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 103 самолета противника.

* * *

Союзники на Западном фронте осуществили прорыв через Эрфурт, Хемниц и Нюрнберг до линии Карловы Вары – Пльзень – Будеевице. Освобождена почти вся северо-восточная часть Голландии.

* * *

Французские войска заняли немецкий город Штутгарт.

* * *

Ставка Верховного главнокомандования издала директиву с перечнем знаков и сигналов для опознавания при встрече советских и американо-английских войск. «Советские войска обозначают себя серией красных ракет. Помимо ракет советские танки обозначаются одной белой полосой вокруг башни по ее середине и белым крестом на крыше башни… Англо-американские войска обозначают себя серией зеленых ракет. Помимо ракет англо-американские танки и бронемашины обозначаются желтыми или вишнево-красными флюоресцирующими ночью щитами и белой пятиконечной звездой, окруженной кругом…»

* * *

Заместитель командира батальона 269-го стрелкового полка (2-й Белорусский фронт), 35-летиний капитан Петр Лукьянович Василевский с группой бойцов под непрерывным огнем противника преодолел Восточный Одер, 2 дня удерживал плацдарм, был ранен, но остался в строю. За этот подвиг удостоен звания Героя Советского Союза. После войны жил в Харькове.

* * *

В бою погиб командир пулеметной роты 615-го стрелкового полка (4-й Украинский фронт) старший лейтенант Алексей Михайлович Вьюшков (1911–1945). Родился в селе Андросовка Самарской области, выпускник курсов младших лейтенантов (1943). 19 апреля 1945 года его рота под огнем противника по обломкам взорванного моста первой переправилась через Одер и захватила плацдарм, в боях за который отразила четыре контратаки противника. 33-летний офицер погиб 20 апреля. 29 июня 1945 году ему посмертно присвоено геройское звание. Похоронен в польском селе Осины.

* * *

Командир отделения 172-го отдельного саперного батальона (2-й Белорусский фронт) 28-летний старшина Леонид Дмитриевич Зубов отличился при форсировании реки Вест-Одер юго-западнее Щецина. Он переправил на лодке десант, снял 27 противотанковых мин и расчистил путь пехоте. За день сделал 23 рейса, переправляя подкрепление, боеприпасы и раненых бойцов. Звание Героя Советского союза ему было присвоено 29 июня 1945 года.

* * *

В бою погиб подполковник Анатолий Андреевич Меньшиков (1911–1945). Родился в деревне Меньшики Вятской губернии, участник войны с ноября 1941-го, выпускник курсов «Выстрел» (1943), командир 562-го стрелкового полка (2-й Белорусский фронт). 14–16 апреля 1945 года он виртуозно организовал форсирование Одера и обеспечил переправу всей дивизии. Погиб в бою через 19 дней после 34-летия и за 19 дней до Победы. Героем стал посмертно 29 июня 1945 года. Его похоронили на главной площади польского городка Быдгощ.

* * *

24-летний сержант Дмитрий Анатольевич Петров в бою на территории Германии подполз к вражескому доту и забросал его гранатами, уничтожив весь его гарнизон, за что был удостоен третьего ордена Славы, став полным кавалером этого Ордена.

* * *

Погиб в бою 22-летний советский летчик, дважды Герой Советского Союза, гвардии капитан Николай Илларионович Семейко (1923–1945), штурман эскадрильи 75-го гвардейского штурмового авиаполка (3-й Белорусский фронт). Он совершил 227 боевых вылетов и нанес противнику значительный урон в живой силе и технике.

Сульдин А. В. «Битва за Берлин. Полная хроника – 23 дня и ночи»