Борис Львович Васильев "А зори здесь тихие...".

Оксана Собченко

Старшина Федот Васков — комендант 171-го разъезда в карельской глуши. Расчёты зенитных установок разъезда, попадая в тихую обстановку, начинают маяться от безделья и пьянствовать. В ответ на просьбы Васкова «прислать непьющих» командование посылает туда два отделения девушек-зенитчиц... Федот закончил четыре класса полковой школы, а за десять лет дослужился до старшинского звания. Васков пережил личную драму: после финской войны его бросила жена. Своего сына Васков вытребовал через суд и отправил к матери в деревню, но там его убили немцы. Старшина всегда чувствует себя старше своих лет. Мужицкий ум, мужицкую закваску подчеркивает автор в «хмуром старшине» Федоте Васкове. «Твердая немногословность», «крестьянская неторопливость», особая «мужская основательность» с тех пор, как «единственным в семье мужиком остался — и кормильцем, и поильцем, и добытчиком». «Стариком» и «пеньком замшелым, у которого в запасе двадцать слов, да и те из устава» за глаза называют тридцатидвухлетнего Васкова подчиненные ему девушки-зенитчицы. «Всю свою жизнь Федот Евграфович выполнял приказания. Выполнял буквально, быстро и с удовольствием. Он был передаточной шестерней огромного, заботливо отлаженного механизма». Натолкнувшись со своей «поисковой группой» из пяти «девчонок с трехлинейками в обнимку» на шестнадцать с головы до ног вооруженных фашистских головорезов, рвущихся через Синюхину гряду к Кировской железной дороге, к «каналу им. тов. Сталина», Васков «растерянность скрывал. Думал, думал, ворочал тяжелыми мозгами, обсасывал все возможности» предстоящей смертельной встречи. Из своего военного опыта знал он, что «с немцем в хованки играть — почти как со смертью», что врага «бить надо. Бить, пока в логово не уползет», без жалости, без пощады. Понимая, как трудно женщине, всегда жизнь нарождающей, убивать, учил, втолковывал: "Не люди это. Не люди, не человеки, не звери даже — фашисты. Вот и гляди соответственно"