23 апреля 1945 года, 1402-й день войны

1-й Белорусский фронт: 3-я ударная армия вела бой в северо-восточной и северной части Берлина.

2-я гвардейская танковая армия выводилась из боев за Берлин и направлялась на юго-запад, в направлении берлинских пригородов. К исходу армия вышла к каналу Берлин-Шпандауэр-Шиффартс.

5-я ударная армия начала форсирование реки Шпрее. 1-я гвардейская танковая армия и 8-я гвардейская армия охватывали Берлин с юга, вышли к реке Шпрее и начали ее форсирование.

33-я армия вышла к каналу Одер – Шпрее и начала его форсирование.

1-й Украинский фронт. На дрезденском направлении противник, двигаясь вдоль реки Шпрее, нанес удар между 52-й армией и 2-й армией Войска Польского, прорвал фронт 48-го корпуса 52-й армии, продвинулся к северу на 20 км и вышел в тыл 2-й армии Войска Польского. Немецким войскам удалось окружить в районе Баутцена и Вейсенберга части 294-й стрелковой дивизии и 7-го гвардейского механизированного корпуса.

4-я танковая армия, наступая на потсдамском направлении, охватывала Берлин с юго-запада. Расстояние, которое отделяло ее от 47-й армии 1-го Белорусского фронта, составляло 25 км.

Войска фронта ворвались с юга на улицы Берлина и вышли на реку Эльба северо-западнее города Дрезден. Первыми на Эльбе оказались разведчики 2-го танкового батальона Кантемировской бригады.

3-я гвардейская танковая армия вела подготовку к форсированию Тельтов-канала. 28-я армия выдвигалась к Берлину, подошла к Тельтов-каналу. Одновременно армия блокировала франкфуртско-губенскую группировку с северо-запада.

И.С. Конев:«На северном берегу Тельтов-канала немцы подготовили довольно крепкую оборону – отрыли траншеи, воздвигли железобетонные доты, врыли в землю танки и самоходки. Над каналом почти сплошная стена домов – капитальные строения со стенами толщиной метр и больше. По берегу тянутся крупные железобетонные корпуса промышленных предприятий, обращенные к каналу тыловой, глухой стороной и образующие как бы средневековую крепостную стену, спускающуюся к воде. Все это отлично приспособлено к длительной, упорной обороне. Часть мостов через канал подготовлена к взрыву, а часть уже взорвана. Да и сам канал достаточно серьезное препятствие: ширина его сорок – пятьдесят метров, глубина два-три метра.

Представьте себе теперь этот наполненный водой глубокий и широкий ров с высокими бетонированными, круто обрывающимися берегами. И на двенадцатикилометровом участке канала, куда вышли танкисты Рыбалко, на вражеской стороне согнано все, что оказалось под рукой, – тысяч пятнадцать человек. Плотность тысяча двести человек на километр в условиях городских боев, надо сказать, очень высокая. И притом у противника больше двухсот пятидесяти орудий и минометов, сто тридцать танков и бронетранспортеров и свыше пятисот пулеметов. А фаустпатронов – неограниченное количество.

К тому же в сознании оборонявшихся на Тельтов-канале немецко-фашистских солдат и офицеров это последний рубеж, на котором они могли нас удержать. За их спиной Берлин. А кроме Берлина, кроме отчаянной решимости драться до конца, погибнуть, но не пустить нас в Берлин (а такая решимость, судя по ожесточенности боев, у большинства последних защитников германской столицы была), у них за спиной еще и эсэсовские «молниеносные» трибуналы, куда немедленно доставляли всех уличенных в дезертирстве.​​​​​​​

В этот период (что единодушно подтверждается десятками и сотнями показаний пленных) эсэсовцы и гестаповцы действовали с особой беспощадностью, расстреливали и вешали всякого, кто оставлял позиции или был по каким бы то ни было причинам заподозрен в этом. Кого только не было там, на Тельтов-канале, особенно в батальонах фольксштурма, состоявших из кадровых солдат, стариков и подростков, которые плакали, но дрались и поджигали фаустпатронами наши танки».

Германское командование принимает самые крутые меры для усиления сопротивления своих войск. Немецким артиллерийским частям передан по радио приказ – стрелять по своей отступающей пехоте осколочными снарядами. На все просьбы командиров частей разрешить отход немецкое командование неизменно отвечает: «Держитесь при любых обстоятельствах. Кто отойдет, тот будет расстрелян».

Одним из первых форсировал Шпрее в предместье Берлина командир пулеметной роты 112-го гвардейского стрелкового полка Иван Александрович Гришин. Его рота заняла плацдарм на западном берегу и способствовала успешной переправе других подразделений. В этом бою 26-летний Иван Гришин лично уничтожил большое количество гитлеровцев. За ратный подвиг удостоен звания Героя Советского Союза. После войны служил в войсках, стал майором.

Беспримерную отвагу проявил старший лейтенант И.П. Украинцев из 283-го гвардейского полка. При атаке одного из домов бой перешел в рукопашную схватку. Он бросился на врагов. Девять фашистов заколол отважный офицер. Следуя его примеру, гвардии сержант Степан Гробазай со своим отделением истребил несколько десятков гитлеровцев.

В бою пал смертью героя помощник начальника политотдела 94-й гвардейской дивизии по комсомольской работе капитан Николай Горшелев. Личным боевым примером он воодушевлял солдат, всегда находясь там, где решался успех боя. Его уважали и любили воины дивизии за отвагу и душевную заботу о солдатах и офицерах.

Штурмовой отряд во главе с заместителем командира дивизии подполковником Ф.У. Галкиным после захвата Карлсхорста при наступлении на Трептов-парк с ходу захватил крупнейшую электростанцию Берлина – Румельсбург, которую гитлеровцы подготовили к взрыву. Когда отряд ворвался на электростанцию, ее немедленно разминировали. С оставшимися рабочими был установлен полный контакт. Они взяли на себя обязательство по техническому обслуживанию электростанции. За организованность, мужество и героизм, проявленные при захвате электростанции Румельсбург, стремительное форсирование реки Шпрее, за овладение рядом объектов подполковнику Ф.У. Галкину, подполковнику А.М. Ожогину и подполковнику А.И. Левину было присвоено звание Героя Советского Союза.

За 23 апреля на всех фронтах подбито и уничтожено 110 немецких танков. В воздушных боях и огнем зенитной артиллерии сбито 60 самолетов противника.

Кораблями Краснознаменного Балтийского флота в южной части Балтийского моря потоплены два немецких транспорта общим водоизмещением в 12 тысяч тонн.

Геринг направил Гитлеру телеграмму о том, что он принимает на себя руководство страной, основываясь на приказе фюрера от 29 июня 1941 года, в котором Геринг объявлялся правопреемником Гитлера в случае неспособности того руководить страной. Фюрер, узнав, что Геринг за его спиной вел тайные переговоры с противником, в ярости лишил единственного рейхсмаршала Третьего рейха всех должностей и званий и приказал арестовать его.

В ночь на 23 апреля по приговору Народного трибунала расстрелян участник немецкого движения Сопротивления Рюдигер Шлейхер (1895–1945), участник Первой мировой войны, преподаватель Берлинского университета. Он принял участие в июльском заговоре 1944 года против Гитлера. После провала акции был арестован.

Сульдин А. В. «Битва за Берлин. Полная хроника – 23 дня и ночи»